Wednesday, May 20, 2009

Эволюция современной российской демократии

Рецензия на монографию Н.А. Баранова "Эволюция современной российской демократии: тенденции и перспективы". - СПб., 2008. - 276 с.

Монография Н.А. Баранова в определенном смысле служит итогом научной дискуссии, развернувшейся среди российских политологов о судьбе трансформационных процессов, переживаемых Россией с момента распада Советского Союза. Речь идёт именно о российском политологическом дискурсе, поскольку подавляющее большинство используемых в монографии источников (263 из 271, - И.Б.) опубликованы на русском языке. Конечно, это не значит, что из поля зрения автора выпали работы зарубежных политологов, которые по профессиональным причинам интересуются аналогичными проблемами (среди них, к примеру, выделим труды Л. Даймонда, Ф. Закария, Э. Каррер д’Анкос, Г. О’Доннела, Р. Пайпса, А. Пшеворского, Р. Саквы, С. Хантингтона и некоторых других). Отнюдь, точки зрения западных исследователей достаточно хорошо представлены в виде переводных изданий. Это и понятно, так как именно переводные издания оказываются включенными в российский политологический дискурс в первую очередь.

Монография состоит из четырех глав. В первой главе, получившей название «Эволюция современной российской демократии», на самом деле, описывается аналитический подход автора, основанный на теоретической модели общества Н. Лумана. Также в этой главе делается попытка выделения специфики российской модели демократизации и причины легитимности политической власти в современной России. Данная глава, в качестве своей неотъемлемой части содержит концептуальный анализ термина «суверенная демократия», ставшего одним из самых заметных явлений на арене политических идей в последние годы. Автор монографии вслед за многими профессиональными политологами выразил критическое отношение к этому термину, в частности, потому что «сторонники модели суверенной демократии постоянно смешивают два понимания суверенитета. С одной стороны, - отмечает Н.А. Баранов, - в политической жизни они считают необходимым оберегать решения российской нации от влияния других наций. С другой стороны, в экономической жизни они выступают сторонниками глобализации. Однако изолировать экономическую и политическую жизнь друг от друга нельзя. Если российский народ в ходе глобализации вступает с другими народами в отношения взаимозависимости в экономике, то это неизбежно скажется и в политике» (с. 35).

Собственно этапы эволюции политической системы постсоветской России подробно изучены во второй главе монографии. Эта глава посвящена анализу таких институциональных образований российской политической системы, как форма государственного правления, федерализм, партийная система, институты гражданского общества и т.п. Указанные институты рассматриваются не в статичном положении, но в виде изменяющихся под воздействием различных факторов социальных образований. По мнению автора, трансформация политических институтов постсоветской России может быть подразделена на несколько периодов:

- Переход от авторитарного советского режима перестроечного времени к свободному обществу с рыночной экономикой и демократическими методами формирования власти (1991-1998 гг.).
- Переход от олигархического к государственному капитализму, укрепление государственности (1998-2004 гг.).
- Формирование политических институтов, призванных обеспечить претензии России на статус «великой державы» и реализацию идеи суверенной демократии (2005-2007 гг.).
- С февраля 2008 г. политическим руководством страны заявлено о переходе к новому этапу, связанному с инновационным управлением и развитием человеческого потенциала (с. 62).

Классический институциональный подход при анализе трансформационных процессов в современной России, на наш взгляд, является обязательным условием для достижения сколько-нибудь значимых результатов в исследованиях подобного рода. Вместе с тем, анализ институциональной конфигурации политической системы не может полностью устранить проблемы оценочных суждений. Так, например, Н.А. Баранов указывает, что государственная форма правления современной России носит «промежуточный характер»… «между президентско-парламентской и президентской формами правления (с. 99). В то же самое время сам автор в своей монографии отмечает, что в отечественной политической науке превалирует другая точка зрения о том, что «Россия – президентская республика» (с. 98). Не вдаваясь в долгие рассуждения, отметим, что последнее утверждение в рамках формального институционального анализа более верно. Построение «вертикали власти» в первую очередь опиралось на полномочия, отведенные Президенту по Конституции 1993 г.

Именно поэтому, на наш взгляд, автор излишне оптимистично смотрит на общий вектор институциональных реформ, имевших место в первый и особенной второй президентские сроки В. Путина. Свертывание демократических институтов, фактический переход к унитарной форме государственного устройства, информационная монополия и другие шаги направлены не столько на создание демократической традиции, сколько на её дискредитацию. Сохранение рудиментарных демократических практик не имеет легитимизирующего влияния на политическую власть. Собственно, именно об этом было упомянуто автором в первой главе в параграфе о легитимности политической власти в современной России. Не политические институты демократии поддерживаются большинством граждан Российской Федерации, а социально-экономические достижения.

Следует, также отметить, что автором никак не решается проблема сочетаемости формы правления и принципа построения электоральной системы современной России. Президентские республики, как показывает мировой опыт, плохо «стыкуются» с пропорциональным принципом электоральной системы в том случае, если речь идет о стабильных демократических режимах. В авторитарных странах, конечно, дискуссия по этому поводу лишена смысла, так как в таких случаях формальная институциональная конфигурация может носить любой характер.

В третьей главе монографии подробному анализу подвергается неинституциональный аспект российской демократии. Сюда вошли такие неинституционализированные факторы, как политическое сознание, менталитет, политическая культура и политические идеологии. Большой интерес представляют параграфы, анализирующие основные идеологические течения в современной России. Автору удалось убедительно показать, что либеральный «проект» в современных условиях не может получить большой поддержки у граждан. В то же самое время консервативный либерализм и либеральный социализм могут вполне рассчитывать на свою, значительную долю внимания. Следует отметить, что у рецензента вызвал большое удивление тот факт, что анализ политического режима современной России был помещен в предыдущую главу. На наш взгляд, политический режим не может носить институционального характера, поскольку он, по сути дела, является практикой использования формальных институтов.

Заключительная глава монографии «Инновации в политической жизни: демократический контекст» посвящена обсуждению проблемы развития российской демократии. Автор вновь выражает умеренный оптимизм по поводу перспектив построения демократии в России, связывая это с насущными потребностями социально-экономической модернизации страны. Очевидно, что высокий уровень социально-экономического развития в большинстве случаев связан с демократическим политическим режимом. Во всяком случае, об этом говорит статистические показатели развитых стран мира. Однако, если говорить о догоняющем развитии, то тут не все так очевидно. Среди наиболее динамично развивающихся экономик, входящих в группу БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), имеются как авторитарные, так и демократические страны. Проблема перехода к демократии неизбежно носит системный характер, включающий как формальный политический институциональный дизайн и неформальные политические практики, так и создание благоприятных социально-экономических условий для ее укрепления. Вместе с тем, автор избегает тем, связанных с функционированием таких внеконституционных образований как Общественная палата или Администрация президента РФ. Также, в сложившемся политическом режиме огромнейшее значение, едва ли не большее, чем судебная система и законодательная власть, имеют средства массовой информации. Подобные «инновации», к сожалению, не попали в фокус внимания.

Вместе с тем, нельзя не согласиться с автором в вопросе о том, что потенциал развития демократических институтов в России не является полностью исчерпанным. В соответствие с концепцией Н. Лумана политическая система постоянно адаптируется к изменяющимся внешним условиям. Потребности инновационного развития и осознание тупика «ресурсной экономической стратегии» неизбежно приводят к поиску новых форм политического управления и самоуправления. В этом смысле, Россия по-прежнему находится в ситуации непростого выбора между неясными альтернативами политического развития.

Tuesday, May 19, 2009

Консолидация политической элиты России в 2009 году

Такое впечатление, что консолидация российской элиты на фоне экономического кризиса усиливается. Примеры?

Ну, вот вышел закон о доступе к СМИ. Те, кто допущен к ящику, гарантировано получат места в ГД. Для оживления картинки будут показывать и отдельных радикальных оппозиционеров. Хотя может их лучше никому и не показывать. Представим: Каспаров или Лимонов за 2 минуты телеэфира пытаются что-то сказать на всю страну. Печальное и смешное зрелище.

Второе: 1-2 депутата от партий не преодолевших 7-процентный порог. Просто клоунада. Что они там смогут сделать?

Третье, декларация о доходах чиновников. Думаете - это борьба с коррупцией? Как бы не так. Это декларация лояльности режиму. Чуть что - сразу найдут нестыковки между декларацией и реальными расходами. Практически как в советское время. Тогда был такой принцип "незаменимых у нас нет". В результате реализации этого принципа представители номенклатуры работали на самых разных должностях и не по своей профессии. Фактически, это старый номенклатурный рычаг управления. Главное - это лояльность вышестоящему руководству. Некомпетентность - это ерунда, все были некомпетентны. Более того, людей СПЕЦИАЛЬНО назначали на должности, превышающие их компетентность. Чтобы можно было в любой момент снять. Тем самым, подчиненный становился ПОЛНОСТЬЮ подчиненным. То же самое и теперь. Только рычаг шантажа другой - деньги и личные привилегии. Чиновники теперь будут землю рыть, лишь бы угодить начальнику. Это ответственность перед начальником, а не перед народом. Точнее, как правильно выражаются чиновники - НАСЕЛЕНИЕМ...

Friday, May 8, 2009

Операция "Валькирия" (фильм)

Вчера посмотрел любопытное кино "Операция "Валькирия" с Томом Крузом. Работа средней руки... в кинематографическом плане. Само собой, полный ИМХО. Но вот что интересно: а сколько попыток покушения на Сталина мы знаем и можем назвать? Реальных, а не выдуманных? Пожалуй, что и не вспомнить. И даже в 41-м, когда фашисты были под Москвой, как-то не припоминается политических заговоров или отдельных маньяков. А уж что и говорить про тех людей, кто по 15-20 лет отсидел в лагерях и все-равно считал, что страна двигается в верном направлении. Очень высокий уровень легитимации был у сталинского режима. Возможно даже сильнее, чем у гитлеровского. Во всяком случае, среди офицерского корпуса Красной Армии как-то не было желающих устроить переворот. И дело нельзя объяснить одними только чистками. Тут была победа на идеологическом фронте, чего не смог полностью обеспечить фашизм. Хотя, кстати, гитлеровский режим был смещён в результате военного поражения, а не внутренней политической борьбы. Силён был тоталитаризм, ох силён...

Thursday, May 7, 2009

Россия заняла 57-е место в списке самых процветающих стран мира 2008 года

Россия заняла 57-е место в списке самых процветающих стран мира 2008 года. Об этом свидетельствует ежегодный рейтинг Legatum Prosperity Index. Он базируется на двух основных показателях – экономической конкурентоспособности и качестве условий для проживания. В первой категории Россия заняла 34-е место, а во второй – 82-е.

Самой процветающей страной мира признана Австралия, оказавшаяся в первой графе на 6-м, а во второй – на 10-м месте. Вторую и третью позиции разделили Австрия (9-е и 8-е места) и Финляндия (12-е и 5-е места). В десятку лучших вошли также Германия, Сингапур, США, Швейцария, Гонконг, Дания и Новая Зеландия.

Первое место в категории стран с наиболее конкурентоспособной экономикой занял Сингапур, а в категории государств с лучшими условиями для жизни – Норвегия. Последнюю 104-ю позицию в общем списке занял Йемен.

Источник: http://www.e-xecutive.ru/news/news/1044528/

Wednesday, May 6, 2009

Севильский цирюльник

Недавно занесло в Михайловский театр на "Севильского цирюльника". Прикольная опера, но какой наглый обман! Нигде, ни на сайте, ни на афишах, ни даже в программке не было написано, что поют на русском языке!!! Просто, когда начали петь, по залу разнёсся вздох разочарования. Все ожидали итальянскую оперу. Однако, сам по себе театр очень хороший. Чувствуется, что недавно был ремонт. В буфете - много место и никаких очередей. В общем, и сама по себе постановка понравилась - всё со вкусом, с юмором. Но, конечно, обман, подлый обман...